Алесь Крот. Фото: Social Weekend

Алесь Крот. Фото: Social Weekend

Активизм и жизнь после 2020-го

Алесь Крот отчасти известен своей деятельностью по защите прав студентов и молодежи. Долгое время он возглавлял профсоюзную группу «Студенческий совет», Беларусский национальный молодежный совет «Рада», а также некоторое время был представителем молодежного крыла Беларуси в ООН.

«Я долгое время занимался общественной деятельностью, работал в различных студенческих, молодежных и в последнее время в урбанистических инициативах и организациях. Больше 10 лет меня не задерживали. Последний раз это было, наверное, в 2013—2014 году, после чего никаких административных или уголовных взысканий не было», — рассказывает Алесь.

Он, несмотря на зачистку НПО в стране еще в 2021 году и массовый отъезд коллег и друзей, продолжал жить в Беларуси вплоть до конца 2023 года. Активист объясняет этот шаг тем, что не хотел уезжать и не видел причины для этого, так как ничего противозаконного в его действиях не было:

«Нигде никакие комментарии я не оставлял и фотографий не вывешивал, за которые на меня могли бы завести какое-нибудь уголовное дело».

Задержание

До прошлого года в жизни активиста вроде все было довольно спокойно: ОМОН не приходил, на разговоры не вызывали. Вплоть до 19 октября 2023-го. Именно в тот четверг силовые структуры вспомнили о его существовании.

«Пришли ко мне по месту регистрации. Ждали моих родных, когда те выйдут из дома, чтобы с их помощью попасть в квартиру. Я в этот момент спал. Вбежали четыре сотрудника в масках с оружием и криком: «На пол!» Вместе с ними были еще три человека в штатском. Пока я лежал на полу, на меня надели наручники, подняли и дали прочитать постановление на обыск в квартире по делу номер… — и очень длинный номер дела. Я спросил, что это за такой номер, на что мне ответили, что это общее уголовное дело по экстремизму за 2020 год».

Постановление было подписано сотрудником КГБ по Минску и Минской области. Полтора — два часа в квартире мужчины проходил обыск, в ходе которого силовики нашли наклейки «экстремистского» характера с изображением Погони, национального флага, а также с надписями в поддержку Украины и против насилия.

Но на этом сотрудники силовых ведомств решили не останавливаться. Они проверили, есть ли еще какая-то недвижимость на той же фамилии, и нашли дачу в 15 километрах от Минска. Правда, активисту она не принадлежала — и обыск по этому адресу никакого результата не дал.

Что же касается поведения самих силовиков, по словам мужчины, претензий он не имеет, так как те действовали достаточно деликатно, учитывая всю ситуацию:

«Задерживали меня очень интеллигентно, никакого физического насилия в отношении меня не было. Когда у меня потребовали пароль от телефона и от лаптопа, не было какого-то смысла их скрывать, может, это тоже отразилось на отношении ко мне. В масках (группа захвата) были омоновцы, но даже с их стороны применения физической силы не произошло. Работали со мной более психологически через запугивание наличием какой-то папки, из-за которой можно сесть очень надолго».

По словам активиста, уже постфактум он понял, что скорее всего такая спецоперация сразу имела целью принуждение к сотрудничеству.

Допрос

После обысков мужчину увезли в отдел КГБ, который находится на улице Козлова, и завели в небольшую комнатку перед основной проходной. Там уже ждал сотрудник, который проводил обыск по месту прописки. Позже к нему присоединился еще один силовик, похоже, более высокого звания. Как раз он и проводил дальнейший разговор-допрос.

«Отчасти их интересовала моя общественная деятельность, чем я занимался, с кем я знаком, куда я ездил, знаком ли с теми, кто сейчас принимает участие в различных беларусских демократических организациях за рубежом. Я слышал от них: «Мы и так все знаем», и не хотелось иной раз проверять, а что точно они знают. Через час-полтора этого разговора мне дали на выбор две опции: ехать в тюрьму либо подписать бумагу о сотрудничестве. Минут 15 я колебался, но понял, что сейчас и за меньшие упущения могут завести реальную уголовную статью, поэтому решил согласиться на второй вариант, чтобы выйти и минимизировать последствия для себя».

Только в этот момент активисту дали подписать протокол обыска, который все еще не был заполнен. Технику (телефон и лаптоп), а также документы ему отдали и отпустили, предупредив, что через некоторое время с ним свяжутся. Но на этом приключения того дня не закончились:

«Примерно через четыре часа мой аккаунт в телеграме заблокировали. А так как весь день мой телефон находился у них, они сумели подключить свой аккаунт к моему. И когда увидели эту блокировку, посчитали ее подозрительной. Вечером того же дня они встретили меня рядом с домом и забрали паспорт, чтобы я не сумел сбежать за границу».

Алесь Крот. Фото: newbelarus.vision

Алесь Крот. Фото: newbelarus.vision

По словам молодого человека, больше никаких статей ему не инкриминировали, только ту первоначальную, что была записана в постановлении на обыск. Не было известно и в каком статусе он находится:

«В том постановлении, как я помню, а я на тот момент стоял в наручниках раздетым и мог от неожиданности всего не запомнить, не было написано, в каком я статусе — свидетеля или подозреваемого».

Сотрудничество

Сотрудник КГБ не заставил себя долго ждать и в течение буквально нескольких дней позвонил мужчине с предложением встретиться и обсудить дальнейшее сотрудничество. На встрече было договорено создать новый телеграм-аккаунт, так как старый все еще был заблокирован, и прислать свой новый никнейм куратору, чтобы тот мог поддерживать связь с Алесем через телеграм.

Еще одна встреча, а их всего было две, состоялась в ресторане быстрого питания KFC.

«Разговоры велись те же, как и на допросе, но с большей конкретикой о том, куда я ездил, кого знаю, какие контакты остались, а также о том, как меня можно использовать и куда отправить. Сильного психологического давления при этом я не испытывал, так понимаю, что все же первично они используют такое средство сотрудничества, как подкуп и дружба, хотя никто не застрахован от альтернативы в виде устрашения и угроз».

Оказалось, что КГБ интересовало в первую очередь возможность участия в мероприятиях различного общественного и политического характера, стажировках, встречах таких организаций, как КС, Офис Тихановской, Офис Латушко, Белорусский дом прав человека, ПЦ «Вясна». Им была нужна информация о том, кто участвует в этих мероприятиях, откуда идет их финансирование.

«Я так понимаю, им надо сейчас плотно работать по иностранным организациям, потому что слишком активно они себя ведут, поэтому их и хотят срочно «приструнить»».

Психическое состояние

По словам мужчины, такие встречи сильно выбивали из колеи, так как главной целью у него было сохранение достоинства, чтобы не навредить в первую очередь тем, кто еще остается в Беларуси. Но и создавать вид сотрудничества было необходимым:

«Если ты уже находишься под руководством КГБ, то никакого спокойствия и чувства безопасности ты уже не чувствуешь.

Ты не можешь быть уверен в том, насколько эти договоренности будут работать в долгосрочной перспективе, потому что никто не знает, через какое время ты станешь им ненужным. Также никто не исключает тот факт, что пока с тобой работают сотрудники КГБ, тобой не заинтересуются другие структуры».

Алесь Крот. Фото из архива собеседника

Алесь Крот. Фото из архива собеседника

Алесь перестал нормально спать, ждал, когда за ним снова придут, постоянно прислушивался к происходящему снаружи квартиры. По его словам, от этой паранойи начинаешь запоминать людей на улице и относиться ко всем с подозрением, также начинают пугать машины, особенно те, что стоят с включенными фарами под твоим подъездом.

«Психологически это очень сложно переживать, потому что ты находишься в постоянном стрессе, постоянном напряжении. С другой стороны, просто подставлять других людей, быть агентом, который может потенциально поломать судьбу других людей… Тоже очень не хотелось, так как чувствуешь свою огромную ответственность. И для того, чтобы не подставлять себя и других, я никому не говорил, что происходит».

Обращение

Более чем через месяц после начала этой истории мужчина все же сумел покинуть Беларусь. Сейчас он находится в безопасности и решил обнародовать информацию обо всем, что с ним происходило последнее время дома:

«Прежде всего это для своей безопасности, чтобы ко мне не возникли вопросы, что я, возможно, продолжаю сотрудничество с беларусским КГБ, а также чтобы им не было интересно впредь меня использовать, так как я уже засвечен».

Алесь подчеркивает, что никто сейчас в Беларуси не застрахован от подобного, давление на граждан продолжается независимо от того, активны ли они сейчас.

«Я бы посоветовал первично быть рациональными в своих действиях, изначально оцените свои шансы и последствия. Постарайтесь не оговаривать других людей и достойно держаться даже при неблагоприятных обстоятельствах, даже перед возможным реальным сроком в тюрьме, ведь то, что с вами случилось, оно уже произошло, но даже в таких обстоятельствах нужно оставаться человеком».

Он подчеркивает: не надо недооценивать возможности сотрудников силовых ведомств, но и переоценивать их тоже не стоит. Поэтому, если у вас есть возможность сделать ситуацию более безопасной, стоит это делать, даже при варианте выглядеть странновато. Особенно это касается безопасности передачи какой-то информации. И здоровая паранойя при этом должна сохраняться, но не более того, сколько требует ситуация, чтобы со временем окончательно не поехала крыша.

«Пробуйте переключаться и не задумывайтесь о перспективах отсидеть от 2 до 7 лет, потому что это может вас по итогу съесть. Если у вас есть хотя бы небольшой шанс повлиять на свою судьбу, обязательно используйте его, это все же лучше — иметь какое-то свое значение, а не просто отдавать себя в руки других людей. Сегодня вы можете быть друзьями-сотрудниками, как вы раньше договорились, а завтра — вы не нужны и вас могут передать другим структурам», — рекомендует он.

Также Алесь советует запоминать все, что с вами происходит и что вам говорят, чтобы впоследствии по возможности рассмотреть несколько вариантов развития событий и выбрать для себя лучший. Следует придерживаться информационной гигиены: лучше всего переехать в новую квартиру, где точно не будет компрометирующих вас материалов, поменять свой телефон на новый, сделать новую симку и аккаунты в соцсетях, особенно в телеграме. Также не стоит активно пользоваться банковскими картами, так как все операции, переводы, заказы мониторятся, поэтому при необходимости не составляет большой проблемы достать эту информацию.

Читайте также:

«Еще один шаг — и его жизнь могла пойти под откос». Пропагандисты сняли на фоне открытой камеры парня, который якобы «пришел с повинной»

Лукашенко заявил, что Варшава вербует чиновников на замену Латушко

Служба госбезопасности Латвии не считает преступлением сотрудничество латвийской евродепутатки с российской ФСБ

Клас
40
Панылы сорам
3
Ха-ха
2
Ого
0
Сумна
9
Абуральна
10