24 февраля 2022 года Россия начала полномасштабное вторжение на территорию Украины. Война не прекращается уже два года.

С первых дней большого конфликта в нем принимают участие и сотни белорусских добровольцев, которые объединились вокруг различных формирований. Самым большим стал полк имени Кастуся Калиновского, также белорусы воюют в отряде специального назначения «Террор», 79-й отдельной десантно-штурмовой бригаде, ІІ интернациональном легионе, в группе «Танго-Ромео» при интернациональном легионе ГУР, тактической группе «Афина». Часть белорусов воюет в украинских и грузинских частях.

С 2022 года в Украине погибли как минимум 38 белорусских воинов, более сотни были ранены. По оценкам «Свабоды», в Украине на сегодня воюет более 400 белорусских добровольцев. Всего же через войну уже прошли свыше тысячи белорусов.

«Свабода» поговорила с тремя белорусами, чтобы узнать, как за эти два года поменялось их отношение к войне и победе, и изменились ли они сами.

Добраахвотнік Альгерд

Доброволец Павел

«Павел»: «Желание уничтожить империю растет»

Минометчик, воюет с марта 2022 года. Подразделение попросил не указывать.

«Когда я ехал на войну, то думал, что было бы классно выйти на границы Украины 1991 года. Теперь же я вижу, что вся моя дальнейшая жизнь будет направлена на разрушение России как государства, на раздел ее на десятки малых стран. Только тогда я пойму, что Беларусь и страны вокруг будут чувствовать себя спокойно. Империя должна перестать существовать.

Если этого не произойдет, то Россия продолжит продвигать свои нарративы финансированием, откатами, подкупом людей. Всем тем самым грязным, что есть в политике. У них нет рамок, они используют все — от шантажа до коррупции.

Я ранее предполагал, что после выхода Украины на границы 1991 года можно будет освободить Беларусь. Теперь я мыслю дальше. Мне раньше казалось, что в Украине мы можем справиться за год, теперь же понимаю, что еще нужно 2-3 года. Потом — Беларусь. Моя «война» еще будет 7-8 лет.

Романтика для меня закончилась где-то через два месяца. В то время и мозоли перестали появляться, так как руки стали железными: ты же все время копаешь (окопы. — РС). Если хочешь жить — надо копать.

Если в начале я рассматривал войну как спринт, то сейчас это марафон. Нужно экономить силы, держаться серединки, чтобы дойти до финиша.

Даже «позиционка» (позиционная война. — РС) — это перемалывание сил. Если на каком-то участке вы уничтожили 20 россиян, то они не появятся в другом месте. Надо сжать зубы и молоть, молоть…

Я постоянно вспоминаю анекдот, который мне однажды рассказал один пастор: «Господи, дай мне, пожалуйста, терпение… и как можно скорее!». Я эту фразу себе повторяю все время, потом улыбаюсь и продолжаю делать свою монотонную работу.

Я не хочу стрелять кому-то в затылок, но это желание уничтожить империю все растет и растет. Эта империя забрасывает позиции «мясом». Для них человеческая жизнь ничего не стоит. А европейский подход, что человеческая жизнь — самое важное в мире. Я часто говорю, что ни один окоп, ни одна позиция не стоит человеческой жизни. А у россиян все наоборот.

На войне и тяжело, и страшно. Малый «совок» не может побеждать большой «совок». Поэтому мы сможем победить только после того, как кардинально перестроимся, изменим тактику.

Я сейчас в свободное время за деньги тренируюсь в стрельбе с инструкторами, езжу на любительские соревнования. Я готовлюсь к очень-очень долгой гонке.

Мне кажется, я стал более взрослым. Знаешь, как говорят: «Я слышу речь не мальчика, а мужа». Я могу приехать в Киев и сказать: «Ребята, вы здесь отбились от реальности, вы не понимаете, что важно, а что — нет». Все должно идти для «передка», для фронта. Мы должны жить и работать для тех людей, кто сейчас на переднем крае.

Когда нас обстреливают, то я всегда думаю о сыне. Очень ценю любую возможность побыть с ним, хоть пару минут поговорить по видеосвязи.

Другое важное правило — не экономить на снаряжении. Даже если какая-то штука даст 1% лишний для выживания, то это надо использовать».

Добраахвотнік Туз

Доброволец Туз

«Туз»: «Понимание «победы» изменилось»

Снайпер, воевал с марта 2022 года, потом увольнялся. В сентябре 2023 года снова вернулся на фронт. Воюет в 79-й отдельной десантно-штурмовой бригаде.

«Я понимал, что война — это не что-то хорошее. Я понимал, что там умирают люди, что это не голливудский блеск. Но внутри всего этого ты более досконально понимаешь, как что-то работает или не работает. Война — это не только то, что пишут в заголовках новостей, внутри все совсем иначе.

Сейчас я почти все время провожу близко к линии соприкосновения с врагом. В марте 2022 года я не так много видел. Всю информацию тогда я получал от других ребят. Даже сама война тогда была совсем другой.

Тогда все было активнее: взяли одну деревню, другую. Сейчас же изменения на линии фронта происходят крайне редко. При этом очень много огня, перестрелок, погибших.

Раньше я видел как освобождались украинские территории. Даже когда гибли люди, то я понимал, ради чего это происходит. Сейчас же, мне кажется, есть ощущение с обеих сторон, что люди просто погибают. А ради чего, вообще непонятно. На линии фронта кажется, что ничего не меняется, кроме того, что гибнут люди.

Мое понимание «победы» тоже изменилось. Когда мы вспоминаем 2022 год, когда были активные фазы, то в украинской армии были видны хорошие победы — Херсон, харьковское направление. Мы видели маленькие и большие победы. Сейчас в новостях мы читаем, как в российском флоте один за другим тонут корабли, об ударах в тыловых частях. А в прифронтовой зоне мы каждый день под обстрелами.

Победой сегодня выглядит приостановка боевых действий. Есть ощущение, что ни одна из сторон не в состоянии переломить ситуацию в войне.

Мне, конечно, хочется верить, что в России что-то случится во время выборов, что Путина свергнут, но уверенности в этом нет. Я слежу, как там появлялись кандидаты в президенты, которых не регистрировали. Не понимаю, вызовет ли смерть Навального хоть какую-то неудовлетворенность и протесты в России.

В 2022 году Украина казалась более подготовленной, появлялось новое оружие. Я думал, что сотню-другую тысяч россиян перемелем — и люди в России поймут, что это вовсе не святая война. А сейчас и в России, и в Украине привыкли к войне. Есть и есть, как когда-то с коронавирусом.

Может, это пессимизм, а может, реализм. Мне хочется верить, что я не сильно изменился. В каких-то вопросах я стал более уверенным в себе, чем это было в 2020 году во время протестов. Я, как и большинство, прятался, убегал. Сегодня я вижу много неприятных и ужасных вещей и какой-то ОМОН сейчас уже не такой страшный, как раньше.

Я стал более требовательным. Люди, которые вокруг меня сегодня, должны быть ответственными даже в мелких вопросах. Ведь от этого может зависеть жизнь твоя и твоих побратимов.

Хочется верить, что более жестким я не стал. Я понимаю, что есть какое-то размежевание между войной и гражданской жизнью. И это совершенно разные вещи».

Добраахвотнік Альгерд

Доброволец Альгерд

«Альгерд»: «Чтобы не уставать от войны, смотрю сериалы»

Минометчик, воюет с февраля 2022 года. Сейчас в составе батальона «Литвин» полка имени Кастуся Калиновского.

«Мое понимание войны за два года не изменилось. Все то, что я видел в 2022 году, я вижу и сегодня. И представления мои относительно этого не меняются.

Возможно, кто-то и представлял войну как нечто романтическое, но у меня лично такого никогда не было. Я давно знал и понимал, что война — это кровь, грязь, человеческие потери. А с другой стороны — героизм.

Если думать все время о войне, жить ею, не отдыхать, то это очень трудно. Мне тоже тяжело, но если мы не будем делать это дело, то кто будет? Я считаю, это война и белорусов.

Я лично, чтобы сильно не уставать от войны, в свободное время продолжаю заниматься любимыми делами: военной реконструкцией, просмотром любимых сериалов. Сейчас смотрю «Детство Шелдона» — это приквел к «Теории большого взрыва». Там есть и комедийная составляющая, и драма.

О войне фильмы и сериалы тоже смотрю. Мне интересно посмотреть на войну с киношной стороны, правдиво ли она показывается. Могу посоветовать классическую ленту «Спасение рядового Райана» — там классно показаны и смерти побратимов, и трудности. Еще советую сериалы «Братья по оружию» Тома Хэнкса и Стивена Спилберга и «Тихий океан» (о войне США с Японией).

В силу объективных причин победа растянулась, но это не наша вина. Победа будет через уничтожение военного и экономического потенциала России. У Кремля не будет больше средств на содержание режима Лукашенко. Тогда и появится возможность освободить Беларусь.

Изначально я думал, что война закончится быстрее — максимум за два года. Теперь же вижу, что как минимум год война будет еще. Я никогда не говорил и не думал, что враг слаб. Он силен, учится, он может себе позволить уничтожать человеческие ресурсы. Никто не думал, что это будет легкой прогулкой.

Мне кажется, я стал менее эмпатичным за эти два года. Раньше меня очень трогали новости о каком-то прилете или уничтоженном доме, сейчас же так остро не воспринимается все. Это все стало рутиной.

Я не пересмотрел за это время системы своих ценностей. Разве что чуть больше стал ценить жизнь».

Читайте также:

В Украине не собрали необходимое количество подписей для награждения званием Героя погибшего белоруса Лобова

Активисты, журналисты, политики, волонтеры. Кого из белорусов объявили в розыск в России

Родителям белорусских бойцов-добровольцев предлагают убедить их вернуться и покаяться

«Уменьшение поддержки белорусских добровольцев в Украине — это в том числе и цена, которая платится за политические амбиции некоторых людей»

Клас
22
Панылы сорам
0
Ха-ха
1
Ого
1
Сумна
15
Абуральна
3