Олег Гарбуз. Фото: социальные сети

Олег Гарбуз. Фото: социальные сети

Интрига сохранялась, пока с актером договаривались на беседу. Он не мог выкроить на нее время. Писал, что переезжает, переносит вещи — не может ответить. И вот звонок.

«Что вы! Это временно! Это не навсегда! Это я на гастроли отъехал!» — объяснил Олег Гарбуз.

Спектакль о белорусских политзаключенных во Франции проходит с аншлагом

Сейчас актер во Франции. Туда он вместе с труппой Нового театра отправился на недельные гастроли со спектаклем «1,8 М».

Постановку о белорусских политзаключенных уже увидели театралы Клермона и Лиона. Спектакли прошли с аншлагом. Залы на тысячу мест были полны.

«И зритель долго нас не отпускал на поклоне со сцены аплодисментами», — отмечал актер.

Почему такая популярность у спектакля, Олег Гарбуз и сам не знает.

«Может, люди театральные. В Клермоне, так там население 140 тысяч. Может отзывы были неплохие. Мы были в прошлом году здесь, правда, в Реймсе и Нантере под Парижем. Но там такого не было. Залы были меньше и заполнены наполовину».

Премьера «1,8 М» состоялась в конце 2021 года. Поставил спектакль режиссер Иван Вырыпаев. «1,8 метра» — столько места отводится человеку в переполненных белорусских тюрьмах. В постановке актеры из Беларуси, Польши и России читают письма и воспоминания политзаключенных и их родственников.

В спектакле Олег Гарбуз вспоминает Витольда Ашурка.

«Я не могу сказать, что в спектакле играю Витольда Ашурка, но я доношу его письма из заключения, которое он писал. Они очень трогательные и умные. Для меня их читать и говорить его словами честь», — говорит актер.

«Режиссер хотел переделать спектакль, как только разразилась война, но мы отстояли»

Олег Гарбуз говорит, что после спектаклей в Лионе актеры традиционно встречались со зрителями. Поcле просмотра «1,8 М» осталось под 150 человек.

Зрители спрашивали, вносили ли изменения в постановку после того, как началась полномасштабная война в Украине.

«На самом деле мы изменения небольшие внесли, но режиссер хотел переделать спектакль абсолютно, как только разразилась война. Но мы отстояли, чтобы спектакль оставался в том виде, какой есть», — рассказывает Олег Гарбуз.

Актер говорит, что события, которые ныне происходят в мире, одно хуже другого, но они не отменяют того, что творится в Беларуси. Надо доказывать, где только можно по всему миру, что мы есть, что мы остаемся теми, кем были в 2020 году.

«Как война в Украине не отменяет репрессий, которые до сих пор у нас идут, и того коллапса с обществом, которое переезжает базироваться в другие страны, так же и война в Израиле не отменяет войну в Украине. Это абсолютно разные события, и на каждом из них нужно сосредотачивать внимание», — уточняет актер.

Олег Гарбуз убежден, что «тот взгляд, который белорусские актеры в изгнании дают на события 2020 года, абсолютно человеческий и правильный, а не пропагандистский».

Купаловец два года в эмиграции. Для него чужбина — испытание.

Невозможность повидаться с родными — худшее в изгнании, отмечает он.

«Из плюсов — я вынужден искать и развиваться. Никто здесь не станет платить за твою жизнь. Надо что-то делать все время, даже то, что не делал в своей стране. На родине я не занимался бы переговорами, не пришлось бы договариваться с площадками. Короче, заниматься менеджерскими делами. Но мы с этим справимся».

«Здесь нужно не просто найти работу, а придумать ее», — добавляет он.

Олег Гарбуз говорит, что в эмиграции чувствует себя абсолютно свободным в художественном выражении. Он движется в направлении, которое ему нравится и которое соответствует режиссерской концепции.

«В Беларуси такой свободы не было бы, — замечает он. — Там бы мы не поставили того, что здесь, хотя не скажешь, чтобы работы наши были максимально политизированными».

Олегу Гарбузу нравится все, что сделано «Купаловцами» в изгнании. Среди спектаклей отмечает «Дзядоў», «Гусі-Людзі-Лебядзі», «Сфагнум».

«Часы диктатора своего не оттикали»

Олег Гарбуз старался не упоминать Купаловский театр на родине. Но нотки ностальгии промелькнули, когда он говорил про театр имени Юлиуша Остервы в Люблине.

«Интересное обстоятельство, наш Купаловский и люблинский театр строил один и тот же архитектор Адам Козловский. Об этом знал, но в люблинском театре не приходилось быть раньше. Побывав, оценил сходство: атмосферу и мелочи — все, как в театре, в котором я служил в Беларуси», — отметил актер.

Олег Гарбуз считает, что возвращения на родину ждать придется долго.

«Биологические часы нашего диктатора еще не оттикали свое. Это произойдет еще не скоро. Его сильно поддерживают», — говорит он.

Купаловец убежден, что Украина победит, но он не уверен, что есть план для Беларуси на после победы.

«У меня такое ощущение, что это затянется — подытоживает Олег Гарбуз. — Нам всем нужно настраиваться на то, что возвращаться назад мы будем не завтра. Но к возвращению надо готовиться и думать о нем, конечно».

Смотрите также:

Актер Олег Гарбуз: 26 лет у власти — это очень много. А сам он не уйдет

Театральная волна солидарности. Какие спектакли о репрессиях в Беларуси появились в мире и где их можно посмотреть?

Таскал за волосы и хотел, чтобы жены не стало: в Минске показали классическую ссору супругов со стажем

В Варшаве готовят кукольный спектакль о Купале по мотивам пьесы Короткевича

Клас
33
Панылы сорам
0
Ха-ха
5
Ого
2
Сумна
11
Абуральна
5

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?