Уголовное дело против лидерки Союза поляков Беларуси длилось два года, из них год она отбыла в СИЗО, еще год под домашним арестом. Более чем через два года с нее сняли все обвинения.

«Человек после таких переживаний чувствителен к чужим страданиям. Я гораздо больше волнуюсь за других людей. Ценности меняются. То, что когда-то было важным, становится неважным. Я не чувствую ни эйфории, ни радости. Прежде всего я волнуюсь за своих коллег, за то, чтобы Анджей Почобут вышел на свободу. Волнуюсь за подруг Ирену Бернацкую, Марию Тишковскую, Анну Панишеву. Чтобы они могли вернуться в свои дома. Ведь они здесь родились и, уверена, очень скучают. Я также волнуюсь за то, чтобы другие люди имели нормальную жизнь».

О солидарности и поддержке для людей за решеткой, которая приходит извне, Борис сказала:

«В этих местах тоже люди. И с ними нужно находить общий язык, как и в повседневной жизни человека. Я старалась помогать тем, кому могла. Есть правило, что окружающая среда будет относиться к тебе так же, как и ты к этой среде. Нужно быть человеком. Человеческие контакты, дружба и солидарность. Эти ценности вечны и важны. Приходили письма от друзей, но не все. Важно общаться с другими людьми».

Отношение к ней тюремной администрации Борис комментировать не захотела, но сказала:

«Мне было нелегко. У меня были проблемы со здоровьем. Я не так сильна, как другие. Я пробовала, но иногда организм человека дает сбой и не все зависит от нас. Вокруг слишком много страданий, против которых мои сегодняшние переживания ничто. Не хочу преувеличивать свою роль, время все расставит на свои места. Спасибо за помощь, спасибо родным и близким. И из Беларуси, и из Польши. Для меня это было важно. Мы должны держаться вместе, находить друг друга здесь и сейчас».

Весной 2021 года активисток польского меньшинства Ирену Бернацкую, Марию Тишковскую, Анну Панишеву вывезли в Польшу прямо из СИЗО. Была информация, что тогда Анжелике Борис и Анджею Почобуту также было предложение покинуть Беларусь. Борис подтвердила это:

«Да, в свое время такое предложение было, но я отказалась. Во-первых, я тогда не знала, что происходит с Марией или Иреной. Я не хотела выехать из страны, а чтобы они остались. Я не хотела бросать своих друзей. Второй раз, когда была возможность выйти на свободу, я согласилась, потому что не знала, выдержит ли все это мое здоровье».

Борис подтвердила, что ее мать обратилась с письмом к Лукашенко, чтобы он освободил ее.

«Я тогда тоже колебалась. Это был единственный раз, когда я имела возможность увидеть Анджея в заключении. Я сказала ему, что мое здоровье не выдержит… Анджей Почобут ехать категорически отказался. Он сказал мне держаться. Я буквально на момент увидела его. Это было два года назад».

После 2020 года деятельность СПБ парализована, польские школы в Беларуси закрыты, многие мемориалы польским солдатам уничтожены. На вопрос, имеет ли польскость в Беларуси еще шанс выжить, Борис ответила:

«Это не зависит от меня и не зависит от польского меньшинства. Хотелось бы, чтобы как можно больше детей изучали польский язык, так как я по профессии учитель польского языка. Я начала заботиться о польском языке и культуре в Беларуси в 1992 году. Прошло некоторое время. Многое случилось. Пандемия, а теперь и Война в Украине. Столько страданий. Нам остается держаться. У нас такие, а не другие обстоятельства».

Читайте также:

Журналиста Андрея Почобута осудили на 8 лет колонии

«Если Почобута отпустят завтра, то переход в «Бобровниках» будет открыт послезавтра», — глава МВД Польши

Польша добилась освобождения более 10 политзаключенных в Беларуси — представитель МИД

Клас
23
Панылы сорам
0
Ха-ха
1
Ого
1
Сумна
19
Абуральна
6