Александр Лукашенко и Си Цзиньпин во время визита первого в Пекин в марте. Скриншот видео «Пула первого»

Александр Лукашенко и Си Цзиньпин во время визита первого в Пекин в марте. Скриншот видео «Пула первого»

Китай не хочет остаться один на один с Западом

Роза Турарбекова очерчивает глобальные цели Китая.

«В первую очередь — не допустить дальнейшей конфронтации и разрастания конфликта с США. В случае расширения конфронтации — не допустить ее распространения на отношения с Европейским союзом, так как для Китая очень важно сохранение партнерских отношений с наиболее важными торгово-экономическими партнерами, которыми являются США и ЕС.

Внешняя политика Китая последних десятилетий нацелена на укрепление имиджа Китая как игрока, стоящего на страже международного права — в таком имидже Пекин позиционирует себя перед развивающимися странами. Именно поэтому Китай стал одним из гарантов иранского всеобъемлющего плана, пытался участвовать в переговорах по Северной Корее, которая, однако, добивается прямых переговоров с Соединенными Штатами.

Китай заинтересован в том, чтобы не остаться один на один с Западом, а для этого нужно, чтобы Россия не ослабла в войне. Отсюда — китайский мирный план по Украине, который, кроме всего, предусматривал попытку приостановить военные действия, чтобы не допустить окончательного ослабления РФ. Проигрыш России в войне может спровоцировать изменение политической ситуации в России и ее дрейф в сторону Запада в будущем.

То есть Китай пытается предотвратить повторение последствий Холодной войны: после развала СССР некоторое время Россия демонстрировала исключительно прозападный курс, а Китай остался наедине с США».

Другая цель Китая — добиться отмены санкций. Они ограничивают партнерство Китая с Россией.

Что стоит за соглашениями с Москвой

Многие аналитики отмечают успех китайской политики в Москве. Причина этого, говорит Роза Турарбекова, в том, что все соглашения, подписанные между Москвой и Пекином, в большей степени учитывают интересы Китая, чем России.

Си Цзиньпин. Кадр из видео «Пула первого»

Си Цзиньпин. Кадр из видео «Пула первого»

«Отмечалось, что Си Цзиньпин отказал в строительстве ветки по поставкам газа в Китай. В финансовой сфере Россию больше всего интересовал переход на юани-рубли при взаимных расчетах, это задекларировано как принцип, но в документах не прописано. А Китай провел все свои интересы, которые заявлены давно: по сое, по лесу, по ядерным реакторам на быстрых нейронах CEFR (The China Experimental Fast Reactor). Китай давно хотел обзавестись этой российской технологией и добился того, что Россия снимает запрет на обмен информацией в этой сфере, для Китая это стратегический успех.

Декларация о всестороннем партнерстве и стратегическом взаимодействии подается как основной документ, подписанный во время визита Си Цзиньпина в Москву.

Я внимательно просмотрела подписанные документы, потому что мне было интересно, как далеко Китай может зайти, чтобы защищать Россию перед Западом. Не очень далеко. Красные линии обозначены точно.

Китайско-российское партнерство носит ненаправленный характер. Этот китайский принцип положен в основу Шанхайской организации по сотрудничеству (ШОС) и означает, что сотрудничество стран-участниц никогда не будет носить антихарактер: антиамериканский, антиевропейский, антинатовский.

Второй принцип, который китайцы прописали черным по белому: китайско-российское партнерство не носит характер военного союза — чтобы исключить любые разночтения, двусмысленность. Обо всем остальном — стратегическое взаимодействие, дружба навек, всепогодное сотрудничество — хорошо сказал посол Китая при ЕС: риторика».

Последний визит председателя КНР показал, что к России относятся уже как к младшему партнеру, считает экспертка.

«Распространенная ошибка — считать, что Китай подписанными документами демонстрирует уровень партнерства. Это всегда было риторикой. Китайцы специально придумывают красивые формулировки, чтобы побудить младшего партнера стараться еще больше».

Китай не дал оружие, Путин достал ядерную дубинку

Почему именно после визита Си Цзиньпина Путин заявил о размещении тактического ядерного оружия в Беларуси? Согласно совместной декларации, которую подписали Пекин и Москва, они взяли на себя обязательства не содействовать распространению ядерного оружия за национальные границы.

«Мировые СМИ неосмотрительно поспешили объявить, что Россия теперь будет выполнять роль дешевой автозаправки для Китая. Мне кажется, не стоит забывать, кем является Путин. Этот человек может принимать решения, противоречащие нормам международного права.

В теории международных отношений есть понятие «государство-челленджер» — это государство, которое бросает вызов существующей системе международных отношений. Мне кажется, что Россия все больше напоминает такое «государство-челленджера», потому что эта система ее не устраивает, она хочет вернуться в «великое прошлое», которое мы можем трактовать по-разному: то ли в Советский Союз, то ли в имперские времена.

Путин показывает, что он все еще возглавляет супердержаву, что ему никто не указ. А во-вторых, я думаю, что это не спонтанное решение, а домашняя заготовка, вопрос упирался только в одно — когда Путин ее применит. Я убеждена, что Лукашенко был в курсе этого плана».

Роза Турарбекова считает, что, возможно, дело в том, что Китай не посмел дать оружие Путину.

«Путин понял, что Китай не тот партнер, который поможет ему победить в войне. В Кремле тоже стратеги сидят, они вырабатывают разные планы на разные случаи.

Мне кажется, размещение ядерного оружия в Беларуси — как раз запасной план на случай, когда Пекин, с одной стороны, не может добиться прекращения войны, с другой стороны — не дает оружие.

Это очень плохой сценарий для России, но на этот случай подготовили план с тактическим ядерным оружием».

Решение разместить тактическое ядерное оружия в Беларуси — это камень в китайский огород, рассуждает Турарбекова.

«Представьте себе: вы позиционируетесь как ответственный актор, на которого надеется все международное сообщество (а оно сейчас действительно имеет какие-то иллюзии по поводу китайского мирного плана).

И здесь к вам приезжают из Минска на переговоры, все происходит накануне визита Си Цзиньпина в Россию. В результате председатель КНР отказывается от звонка Зеленскому, чем демонстрирует нейтралитет пророссийского характера, едет в Москву, встречается с Путиным, демонстрирует всему миру поддержку России. Уезжает оттуда — и получает вслед заявление Путина, которое иначе, как камень в китайский огород, я назвать не могу. Мягко говоря, в Пекине были неприятно удивлены этим заявлением».

Посол Китая высказался не по-китайски

На днях посол Китая в Евросоюзе объявил, что Китай не поддерживает российскую агрессию в Украине, а заявление о «безграничной дружбе» между Москвой и Пекином — не более чем риторический прием.

«Честно скажу, не припомню, чтобы китайский дипломат (а посол в ЕС — дипломат очень высокого ранга) в такой резкой форме оборвал Кремль, это не по-китайски.

Я наблюдала за риторикой китайских властей еще с 2007-2008 годов, со времен российско-грузинской войны. Уже тогда китайцы были очень недовольны Путиным: недовольны тем, что война началась прямо во время Пекинской олимпиады. Тем более что у Китая есть принципы и собственное представление о безопасности: они считают злом сепаратизм, экстремизм и терроризм. Понятно почему: Абхазия и Южная Осетия в Грузии такой же сепаратизм, каким считается Тибет, Синьцзян и Тайвань в Китае. Тогда Китай фактически впервые отказал России в поддержке в рамках Шанхайской организации сотрудничества, китайскую позицию поддержали все страны Центральной Азии, что стало для России неприятным сюрпризом».

На фоне мягкой риторики, которую обычно применяет Китай, заявление их посла в ЕС — почти публичная пощечина Кремлю. Это может свидетельствовать о том, что закрытые коммуникации между Пекином и Москвой провалились: Роза Турарбекова считает, что Пекин пытался отговорить Путина.

«Посол Китая делает такой выстрел, и почти сразу же Эммануэль Макрон и Урсула фон дер Ляйен вылетают в Пекин. И все становится на свои места: скорее всего, переговоры между Россией и Пекином провалены, европейцы воспользовались моментом и направились в Пекин, чтобы перетянуть Китай на свою сторону».

Результаты этого визита, считает экспертка, можно будет оценить через время — нужно посмотреть на эффект.

Беларуси нет в глобальных планах Китая

Какая роль отведена Беларуси и Лукашенко в китайских планах? Роза Турарбекова замечает: Лукашенко хотел бы быть для Китая транспортным коридором, партнером, на которого можно опереться. Китай в его планах должен был выступать в роли второй опоры, наряду с Кремлем, во внешней политике. Но это далеко от реальности.

Лукашенко во время визита в Китай. Фото: «Пул первого»

Лукашенко во время визита в Китай. Фото: «Пул первого»

«Существуют законы гостеприимства, особенно восточного гостеприимства: вы же не говорите гостю, что он некрасивый, бедный и никому не интересный человек, даже если он на самом деле такой. На его слова вы вежливо киваете, может быть, даже найдете для него комплимент,

— рассуждает эксперт о визите Лукашенко в Пекин. — Тем более что китайцам всегда нравилась антиамериканская лукашенковская риторика, а Лукашенко всегда чувствовал, чем может угодить китайскому руководству. Но китайское руководство — рациональные люди, они отделяют риторику от дел.

Для Китая Беларусь не является транспортным хабом. Такой она не является с протестов 2020 года. Рост торговли между Китаем и Беларусью свидетельствует лишь о том, что у Беларуси, кроме Китая, осталось немного партнеров, с которыми сохранился прежний уровень торговых отношений. Этот уровень держится где — то на отметке 5,5 миллиарда долларов: для Китая это почти ничто, для Беларуси очень много, за одним неприятным исключением — у нас отрицательное торговое сальдо».

Китай вряд ли рассматривает территорию Беларуси, как и России, в качестве основного торгового пути — из-за опасности в регионе. Китайский бизнес взвешивает риски. Поэтому морской путь как был основным, таким он и остается, говорит Роза Турарбекова.

«Трансконтинентальный северный маршрут через Россию был для Китая одним из основных сухопутных транспортных коридоров в Европу, но при этом он оставался маргинальным: большая часть грузов шла морем, так как танкерные перевозки всегда дешевле, чем сухопутные.

К тому же Китай задействует альтернативные пути и пускает некоторые поезда в обход России еще с начала войны.

И где во всем этом раскладе Республика Беларусь? В глобальных планах ее нет. Осталась только риторика»»

Китай обнародовал свою позицию по урегулированию конфликта в Украине

В Китае заявили, что не поддерживают военную агрессию России и не признают Крым российским

Макрон: Китай должен принять меры в связи с тем, что Путин разместил ядерное оружие в Беларуси

Китай предложил не размещать ядерное оружие за рубежом

Клас
42
Панылы сорам
1
Ха-ха
4
Ого
3
Сумна
3
Абуральна
14