Геннадий Николаевич давно в сельском хозяйстве — имеет профильное образование агронома, работал в местном СПК «Заказельский». В 2012 году он создал собственное хозяйство в Людвинове. Начинал с нескольких гектаров, а сейчас у хозяина — около 55 га, на которых он выращивает зерновые культуры, ягоды, а также занимается овцеводством. Геннадий выкупил колхозную ферму, где сейчас потихоньку обживаются овцы Иль Де Франс — породы, выведенной под Парижем.

Большое хозяйство было в Людвинове и 200 лет назад, когда родился Петр Ожешко — будущий муж белорусской и польской писательницы. Посередине красивого парка тогда стоял белый дом с колоннами, куда в 1858 году приехала 17-летняя Элиза Павловская. К тому времени Петр уже был взрослым мужчиной чуть за 30.

Семейная жизнь пары оказалась не самой счастливой — романтичная молодая девушка увлеклась идеями будущего восстания, занималась образованием местных детишек, а муж был более прагматичным и интересовался прежде всего хозяйством.

После событий 1863-1864 годов семья уже фактически не будет существовать — Петра вышлют в Сибирь за поддержку повстанцев, Элиза вернется в родные места и проживет всю жизнь в Гродно. В справочниках принято писать, что к нашему времени из упоминаний об Ожешко в Людвинове сохранились только старые деревья и памятный камень.

Но это не совсем так. Геннадий Яковчик спасает для современников хозяйственную постройку из красного кирпича, возведенную, вероятно, в середине ХІХ века.

«Я давно присматривался к этому зданию. Точнее, к тому, что от него сохранилось: полуразрушенных стен и мусора вокруг них. Но было понятно, что это тот фрагмент истории, который еще можно сохранить. Для меня это важно. Мой отец Николай Степанович всегда учил с уважением относиться к прошлому и основательно подходить к работе. Он и сейчас помогает с восстановлением.

В советские времена здание использовали как мельницу, потом — под обычный склад. После этого он стоял заброшенным. Я решил выкупить остатки постройки», — рассказывает Геннадий Николаевич.

Здесь все получилось не совсем просто — у местного хозяйства не было документов на здание, а государственные службы не могли выдать технический паспорт на руины. Фермеру пришлось рисковать — восстановить стены и крышу все еще чужого здания, после чего он получил наконец документы и здание было выставлено на аукцион.

Геннадий Яковчик с семьей

Геннадий Яковчик с семьей

«Если бы появился еще один покупатель, с большими деньгами, мог бы перехватить у меня здание. Но, к счастью, все получилось, как мы и надеялись», — говорит Геннадий.

Вместе со специалистами в сфере архитектуры, истории и реставрации мужчина исследовал здание. Пришли к выводу, что это была двухэтажная столовая с подвалом, где хранили еду. Первый этаж был разделен на две зоны — с одной стороны находилась кухня и печи на специальных фундаментах, с другой — зал для приема пищи. Второй этаж, с окнами на фронтонах, был местом проживания прислуги.

За два года реставрации здание изменилось до неузнаваемости. Сейчас оно снова напоминает место, где будут жить, отдыхать и вкусно есть люди — посетители будущей исторической усадьбы. Но впереди еще много работы, на которую потребуется немало финансов. Реставрацию Геннадий проводит на свои собственные средства.

«Денег не жалко, ведь это сейчас мое любимое дело. Можно сказать, что фермерское хозяйство — это и есть настоящая тяжелая ежедневная работа, а стройка — отдых для души. Работая там, приятно размышлять о былом родных мест, судьбе Петра и Элизы Ожешко. Воссоздавать историю — это и есть настоящее удовольствие. Даже если материальные потери никогда не вернутся, я буду все равно счастлив, что сделал важное дело», — говорит Геннадий Николаевич.

Хозяин рассказывает, что идея, какой будет усадьба, уже есть. Из-за финансовых трудностей замысел реализуется не так быстро, но это не страшно. Ту работу, для которой не нужны специальные знания, Геннадий делает сам, вместе с семьей, другом Андреем и другими. Для специальных этапов стройки нанимаются специалисты.

«Основные элементы планировки мы оставим такими, какие они были. Останутся зона с кухней и зал для принятия пищи. На втором этаже будут жилые комнаты. Пока определяемся, сколько их сделать. В подвале, как и в старину, будут храниться продукты.

Не обойдется и без изменений. Да, когда-то здесь было много окон. Наверное, из-за отсутствия электричества люди строили так, чтобы светло в здании было максимально долго. Сейчас другие времена. На месте некоторых окон мы сделаем ниши, которые будем использовать как музейное пространство с информацией об истории рода Ожешко, барельефами Петра и Элизы. Еще посоветуемся с дизайнерами, как лучше это все реализовать.

С исторической частью помогает реставратор Сергей Крук. Это наш дрогичинский парень, он делает большую работу. Я тоже знаю основные моменты истории региона, но склад ума у меня не гуманитарный. Просто душа болит об утраченном наследии. А у Сергея знания системные, он изучает историю глубоко, и я благодарен ему за помощь».

В ходе строительных работ выяснилось, что в конце XIX века здание в Людвинове пережило сильный пожар. На старых оконных рамах сохранились следы от огня. Хозяин решил сохранить их, а местный ремесленник превращает рамы в красивые люстры. Выглядит красиво и аутентично. Так старый материал выполняет новую функцию и напоминает историю здания.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?