«Инициатива Белорусского объединения рабочих и «Европейской Беларуси» (aka Хартия97) о проведении забастовки с 1 ноября, которую поддержали Валерий Цепкало и Дмитрий Болкунец, и подсветили отдельные каналы, — изначально казалась мертворожденной.

Не появилось дополнительных предпосылок для забастовки по сравнению со временем, когда она не удалась в 2020 году. Экономика еще не начала падать, поводов для возмущения рабочих чисто эмоционально 13—14 месяцев назад было больше, чем сейчас, активистов с заводов методично убирали весь этот год.

Ожидаемо, оппозиционные штабы — Тихановская, Латушко и активисты партии Бабарико (которые зачем-то написали и удалили об этом пост) — дистанцировались от инициативы. Они осознают, каким имиджевым ударом был бы этот холостой выстрел, если бы они все в это вписались.

Что движет инициаторами забастовки, я не знаю. В такую степень оторванности от домашнего контекста я не верю.

Первая версия — желание обострять, чтобы власть тоже ответила эскалацией, и соответственно, тоже подлила масла в огонь кризиса. А где эскалация, там и ошибки. Где ошибки, там возможности. Это слегка антигуманно по отношению к бойцам на земле, но некоторые люди мыслят по-военному: если нужны жертвы для общего дела — так тому и быть.

Вторая версия — менее высокопарная, и она связана с дедлайнами от доноров, которым надо показать активность. Я знаю, что это звучит как БТ-шная пропаганда, но иногда дважды два — четыре, даже если то же самое вам говорят и люди с гибкой совестью или совсем без нее.

Сам этот инцидент ставит лидеров, в первую очередь Тихановскую, в неудобное положение. Она теперь, получается, мало того, что по факту призывает рабочих не слушаться тех, кто зовет их бастовать, так еще и ее инициаторы забастовки в итоге обвинят в провале. Мол, если бы нас поддержала лидер, все было бы иначе.

Пока Тихановская пытается пройти между струйками, и я уверен, что тактикой ее офиса 1—2 ноября будет молчать и постараться как можно быстрее заиграть эту тему. Но создан тревожный для них прецедент.

Раньше зонтичной легитимности избранного лидера, признаваемой даже конкурентами и скептиками внутри оппозиции, хватало, чтобы гасить любые сепаратные инициативы в зародыше или включить их в свою повестку. Не аффилированные ни с кем активисты, блогеры и политики, которым не нравилась политика офиса Светланы, могли критиковать ее советников, но не ставили под сомнение ее статус и не делали ничего серьезного поперек политики офиса в Вильнюсе.

Теперь же происходит первый достаточно заметный автономный шаг вопреки позиции Тихановской, да и остальных лидеров в изгнании. Значит, ее влияние падает, и дальше другие группы внутри оппозиции могут позволить себе такие же демарши.

Если не появится некой новой объединяющей повестки или затмевающей всё и вся динамики внутри страны, чего-то, что напомнит демократическим силам, в чем смысл держаться вместе, центробежная тенденция продолжится».

«Она сильно выросла». Алексей Венедиктов об интервью с Тихановской

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?