В марте 2016 года в Киеве был торжественно открыт памятник погибшим за Украину белорусам. На церемонии присутствовали не только солдаты и добровольцы, но и военный оркестр с почетным караулом. Мемориальный знак был создан и установлен по инициативе украинских волонтеров, которые собрали деньги на памятник и решили бюрократические вопросы.

Какова история создания этого мемориала и с какими проблемами сталкиваются белорусские добровольцы в Украине? «Наша Нива» побеседовала на эти темы с инициатором создания памятника, волонтером Ольгой Гальченко.

НН: Ольга, как пришла идея создания памятника белорусам, погибшим за свободу Украины?

ОГ: Такая идея возникла сразу же после смерти Алеся Черкашина и Виталия Тележенко. Мы знаем о ситуации в Беларуси и понимаем, что еще не скоро подвиг белорусских добровольцев, которые воюют за Украину, будет увековечен на Родине. И если уж в Беларуси нельзя почтить их память, мы решили это сделать в Киеве, на улице Белорусской.

НН: Оказала ли вам помощь белорусская диаспора?

ОГ: Нет, белорусской диаспоры в Украине не слышно, она абсолютно аполитична. Ни к диаспоре, ни к белорусскому посольству в Киеве мы не обращались за помощью.

НН: И вы не верите в то, что представители белорусской власти могут посетить этот памятник во время официальных визитов в Киев?

ОГ: Не верю. Честно говоря, мы могли бы пролоббировать этот вопрос через Министерство иностранных дел Украины, чтобы включить посещение белорусскими чиновниками этого мемориала в официальную программу. Но это не имеет никакого смысла.

НН: На памятнике же «Погоня», а не официальный государственный герб Беларуси…

ОГ: Безусловно.

Мы знаем, за какую Беларусь сражались ребята и под какими символами. Бело-красно-белый флаг был для них святым, как и «Погоня». Если бы мы сделали памятник с красно-зелеными полосками и нынешним официальным гербом Беларуси, это было бы кощунством в отношении погибших.

Хотя, честно говоря, украинские власти, с которыми мы согласовывали памятник, абсолютно не ориентируются в ваших белорусских реалиях и в том, кто какую символику использует. Поэтому никаких проблем на этот счет в процессе согласования проекта не было.

Средства собрать для такого дела было не сложно. А вот пресловутая украинская бюрократия отняла немало времени. На сбор денег, разработку памятного знака и согласование с местными властями понадобилось полгода.

НН: А что с правовым статусом белорусских граждан, воюющих на стороне Украины? Наметился ли прогресс в решении этого вопроса?

ОГ: Пока что прогресса нет. Сложно говорить о каком-либо правовом статусе иностранцев, если даже добровольцы из числа граждан Украины не могут получить никакого статуса. Здесь можно понять государство как институт.

Любое государство, в том числе Украина, стремится сохранить монополию на силовые действия.

А добровольцы — это хорошо организованные люди, которые умеют пользоваться оружием и могут представлять определенную угрозу для любой власти, особенно если в государстве не работают демократические институты.

И государство относится к добровольцам с определенной осторожностью. Тем более украинские чиновники не хотят принимать на себя ответственность за решение этого вопроса.

Я полагаю, что на 60% это вопрос бюрократии. Ну и на 40% это злой умысел и нежелание видеть иностранных добровольцев в Украине. Но у нас есть определенные рычаги влияния, и я думаю, что мы решим этот вопрос в пользу иностранных добровольцев. В первую очередь, это вопрос очень болезненный для наших белорусских и российских боевых товарищей. Если, например, грузин может без проблем съездить к себе на Родину, повидать близких и приехать снова в Украину, то белорус себе такого позволить не может, потому что ему грозит статья за наемничество.

Я думаю, что решение этого вопроса пойдет на пользу всем. Украина получит сознательных, преданных граждан, а белорусское государство снимет с себя всяческую ответственность и сможет вплотную заниматься белорусами, воюющими на стороне так называемых ДНР/ЛНР.

НН: В каком состоянии находится волонтерское движение в Украине? Как относится к волонтерам государство?

ОГ: Самое главное — государство нам никак особенно не мешает. Совсем не обязательно создавать какую-то организацию, получать разрешения и так далее. Просто даем объявления, собираем деньги, покупаем товары и едем на фронт. Здесь никакой бюрократии.

Кстати, волонтеры регулярно приобретают солдатам оптику. И приобретают чаще всего именно белорусскую, потому что она лучшая.

В любом случае, мы очень благодарны за поддержку со стороны белорусов. Люди готовы жертвовать временем, средствами и даже своей жизнью. Это бесценно.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?