Иллюстративный снимок. Фото: grodnouzo / Telegram

Иллюстративный снимок. Фото: grodnouzo / Telegram

Четвертый год в Беларуси продолжается политический кризис, который затронул многие сферы жизни, включая здравоохранение. ЕС и США не вводили санкций на поставки медикаментов в Беларусь. Но все равно с лекарствами часто возникают проблемы.

Экономические санкции влияют на ситуацию, пусть и косвенно. Это еще два года назад, в сентябре 2021-го, признавал министр здравоохранения Дмитрий Пиневич.

«Любые экономические санкции прежде всего влияют на социально-экономическую политику. Система здравоохранения в этом отношении, пожалуй, наиболее уязвима», — говорил министр.

22 сентября 2023 года, выступая в Женеве на 54-й сессии ООН по правам человека, постоянный представитель Беларуси Лариса Бельская заявила, что финансовые санкции блокируют поставки лекарств.

«Свобода» рассказывает, как нехватка медикаментов отразилась на конкретных пациентах белорусских больниц.

«Лекарство для папы с онкологией ищем по всему миру»

Денис (имена героев публикации изменены из соображений безопасности. — РС) рассказал, что, по его наблюдениям и опыту, в больницах сейчас не хватает многих лекарств. О ситуации собеседник знает лично, у его папы рак желудка.

«Папу отправили домой, умирать. Не смогли лечить, так как не было лекарств. Сейчас у него очень низкий гемоглобин. Поднять не могут — нет лекарств. Я говорю об импортных препаратах», — говорит Денис.

Он добавляет, что из-за отсутствия препаратов врачи не смогли замедлить развитие метастазов. По словам собеседника, лекарства трудно закупить, потому что нет возможности их оплатить. «Ведь оплата идет через банки, попавшие под санкции», — добавляет он.

Денис и его близкие ищут необходимые медикаменты собственными силами.

«Но и здесь бывают проблемы. Некоторые препараты продают только юридическим лицам. И человек попросту не может их приобрести», — объясняет он.

Поиском лекарств и переводом их в Беларусь занялись и родственники Дениса из Израиля.

«Пока найдем, пока передадим в Беларусь — теряется драгоценное время. Передали оттуда лекарства, чтобы поднять гемоглобин у папы. Подняли. Но это на десять дней. Потом гемоглобин снова начал падать. В Беларуси таких препаратов нет», — говорит собеседник.

«Переносили операции для детей»

У Марины ребенок имеет сердечную патологию. Свои заболевания имеют и родители. Белоруска заметила, что из продажи исчез «Омник « нидерландского производства. Его принимают при проблемах с простатой.

«В аптеках нет, аналоги человеку не подходят. Исчез и «Назонекс» — его при простуде и аллергии назначают и детям, и взрослым. Искали в Польше и передавали оттуда», — говорит Марина.

Она утверждает, что полгода назад были перебои с расходными материалами для детской хирургии, поэтому операции переносились.

«Знаю, что врачи доставали через Казахстан необходимые расходники, чтобы делать детям операции в Минске. Сейчас, кажется, ситуация изменилась в лучшую сторону», — говорит Марина. 

По ее словам, родители больных детей активно ищут лекарства за рубежом. Например, в Германии. И находят способы передавать их в Беларусь.

Еще одна женщина, Алеся, имеет родственника, который не может сейчас получить лечение от вирусного гепатита С.

«Ведь его обманули в инфекционной больнице. Обещали госпитализировать. Он постоянно звонит туда, ему отвечают, что нет мест. Оказалось, что места есть, но нет импортных лекарств!» — утверждает собеседник.

Жительница одного из райцентров Людмила пожаловалась в комментарии «Свободе», что из продажи исчезли лекарства, которые она применяла от болезней суставов.

«Многие импортные исчезли. Я раньше приобретала «Алфлутоп» румынского производства. Сейчас его нет», — говорит женщина.

 «Проблема закупки препаратов — кривая и неэффективная система»

Семен, белорусский врач с 20-летним стажем, говорит, что проблема с теми или иными медикаментами, оборудованием и расходными материалами была в Беларуси всегда. И до санкций, и под санкциями. Он считает, что перебои с определенными лекарствами или оборудованием — прежде всего результат неэффективной системы закупок.

 «Мы с этим сталкивались постоянно, когда под конец года «побирались» по другим больницам, просили там катетеры или антибиотики. Ведь деньги заканчивались, лекарства или расходные материалы не закупались. Системы закупок через государственные структуры неповоротливы, не имеют гибкости. Хотя они и на ручном управлении у топовых чиновников Минздрава», — говорит доктор.

Собеседник считает, что раньше справиться с отсутствием того или иного препарата было проще, так как легко было съездить за ним в Литву, Польшу или Украину. Теперь это трудно. Медик говорит, что война и санкции дают о себе знать прежде всего из-за этого.

«Чиновники от здравоохранения по-прежнему нормально не общаются с людьми, не объясняют, как повлияли санкции на те же банковские расчеты за медикаменты, на логистику препаратов, а только заявляют, что «мы героически выстояли, мы всех победили», — говорит он.

Что делать, если нет лекарств? Зависит от ситуации, говорит Семен. Медик советует доверительно поговорить со своим доктором об аналогах, поискать способы, как приобрести лекарства за границей и передать на родину.

Если нет другого выхода, можно ходить на личные приемы к чиновникам. Такая практика существует как в столице, так и в регионах.

«Среди функционеров, непосредственно не связанных со здравоохранением, Наталья Кочанова, например, презентует себя как «защитник простых людей». Можно попробовать к ней записаться в крайней ситуации. Важно хорошо подготовиться — составить структурированное изложение жалобы, привести факты, фамилии и документы. Лучше также и в письменном виде», — советует доктор.

В системе здравоохранения в целом катастрофы с лекарствами и медматериалами пока что нет, считает собеседник.

«Это катастрофа для каждого конкретного человека, который сталкивается с тем, что его рак в более продвинутой стадии, которую можно было бы предотвратить дефицитными сейчас лекарствами. Пока что можно так наладить логистику, чтобы обеспечить пациентов нужными медикаментами. Но система то ли не хочет, то ли не умеет это делать. Тем более из нее «вымыли» кадры, которые могли бы ее настроить, быстрее адаптировать к таким» «челленджам».

Санкции — это стресс-тест для системы здравоохранения, и мы видим, как она его проходит. Но это, безусловно, не отменяет каждой маленькой трагедии белоруса», — добавил Семен.

Клас
2
Панылы сорам
4
Ха-ха
3
Ого
1
Сумна
10
Абуральна
19