Жены задержанных на Окрестина. Фото: «Наша Ніва»

Жены задержанных на Окрестина. Фото: «Наша Ніва»

«Как человек, который несколько последних дней вынужденно провел в состоянии острого стресса после обыска в квартире и задержания мужа, наконец имею силы и время рассказать, какие слова поддержки хорошо срабатывают, что пролетает мимо, а что лучше не говорить человеку, которого вы хотите поддержать. Кейс личный, субъективный, не претендующий…, но показательный», — пишет Инна Карней.

«Во-первых, люди, белорусы, друзья мои, вы крутые. Вы прислали мне невероятное количество слов заботы, участия и даже любви. Я очень тронута. Я знаю, что мы освоили язык намеков и недосказанности, я знаю, что писать слова поддержки — тоже требует бесстрашия. Я благодарна, что вы нашли эти слова и нашли время».

«Можно, я поделюсь с вами своими впечатлениями о том, какой эффект способны производить слова поддержки (или то, что мы за них принимаем)? Еще пару дней назад это было невозможно, психика не выдавала ресурса на рефлексию, а сегодня я уже могу чуть отступить и с этого расстояния, как психолог, препарировать этот случай. Заодно и мне самой будет полезно, [ведь] дает возможность немного абстрагироваться от ситуации.»

«Спасибо всем, кто написал коротко и просто: «Видел новость, знай, что я рядом», «Можешь на меня рассчитывать», «Я у тебя есть». В такие моменты мне казалось, что вот еще один человек стал со мной рядом, я не одна и никогда не останусь одна. Это было мистическое ощущение опоры, потрогать ее было нельзя, а опереться, как ни парадоксально, можно. Просто ощущение присутствия других людей, которые готовы подставить плечо и для этого мне ничего не нужно делать (вот это очень важный нюанс, как я поняла), эти друзья просто вырастут из-под земли, если будет необходимость.

«Напиши, если что-то будет нужно», «Как тебе помочь», «Ты только скажи…» — [эти слова] вызвали у меня растерянность, поясню почему. Эти сообщения призывали к действиям, если не сейчас, то потом, когда я пойму, что мне что-то нужно, это как включиться и начать управлять проектом «Давайте поможем Инне», на управление проектом у меня нет сил. Нет сил думать и даже нет сил обещать, что я подумаю когда-нибудь. Нет идей и мыслей на тему «Как тебе помочь?». Извините, если мои ответы на ваши вопросы оказались короткими и сухими, это от недостатка сил.

Помощь с поиском адвоката, оплатой, рекомендации, что можно и нужно сделать сразу, все, что касалось конкретики — было бесценно. Спасибо всем, кто подключился, как бы далеко ни был. Регулярные неотменяемые дела в расписании «Жду на тренировку в 9:00 в пятницу», дают ощущение, что есть в мире устойчивые вещи.

«Заказала тебе пирог, будешь дома в шесть? Я пришлю курьера» — [такие слова] снимают бытовые вопросы, окружают заботой, не требуют моего участия, кроме короткого: «Да, присылай, спасибо». Даже предложение: «Можем забрать тебя на дачу, у нас ремонт, будешь красить стену» — было классным, обещало поддержку, пользу и хорошую компанию.

Неожиданно попала в самую болевую точку в эти дни, вызвало тихую ярость, короткое сообщение: «Ты как?»

Я не знаю, я как, чтобы ответить, мне нужно остановиться и хорошо подумать, сформулировать, потом выдать другому человеку информацию. Это прямое интеллектуальное усилие, на такую работу нет сил. И что должно стать результатом такого усилия? Какая-то формулировка «нормально в ненормальных условиях»? Возможно, я смогу спокойно отвечать на подобные вопросы через неделю-другую, когда перестанет штормить внутри. Пока штормит. Осторожно, можно попасть под цунами.

Как психолог, работающий с тревожными расстройствами, я понимаю, чем могут быть продиктованы вопросы «Есть ли новости?», «Что слышно?», «Что изменилось?». Да, выносить неопределенность сложно, скажу больше, наша психологическая взрослость измеряется переносимостью неопределенности. В эти дни у меня тоже ее так много, что я не могу быть контейнером для вашей тревоги по поводу неопределенности.

Честно, у меня нет на это сил и я могу отвечать вам односложно — «новостей нет». У меня это контейнер переполнен своей тревогой и все силы уходят на ее обработку. Хорошая новость в том, что я знаю, как тревогу удерживать в рамках и не затопиться ей, тут я молодец, моя профессия меня спасает.

Если немного обобщить, то вывод такой. Если вы можете что-то сделать самостоятельно, правильно посоветовать или организовать — делайте. Если можете поддержать только словом — пишите просто о том, что вы рядом и можете подставить плечо. Чем меньше вопросов, тем лучше. Чем меньше требуется действий от того, кому вы хотите помочь, тем лучше.

Не принимайте за назидание, я сама на этом примере учусь. Обнимаю вас всех, я знаю и чувствую вашу поддержку, спасибо за все слова, которые вы писали, я держусь за них изо всех сил.

Забыла про слово поддержки, которое можно высечь в камне — «держись». Это слово — мыльный пузырь, на «держись» невозможно опереться.

Уж поверьте, я держусь, только не за это слово. «Держись» не работает, но оно для чего-то нужно тем, кто его пишет, Я не знаю зачем, надо подумать как-нибудь на досуге», — резюмирует Инна Карней.

Клас
55
Панылы сорам
2
Ха-ха
3
Ого
2
Сумна
12
Абуральна
5